16+ ПОЛЕЗНЫХ ПРАВОВЫХ ПОЗИЦИЙ В НАЛОГОВЫХ СПОРАХ

Согласно ч. 5 ст. 13 Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей» выводы по применению норм права, изложенные в постановлениях Верховного Суда, являются обязательными для всех субъектов властных полномочий, которые применяют в своей деятельности нормативно-правовой акт, содержащий соответствующую норму права.

В связи с этим, предлагаем обзор полезных правовых позиций Верховного Суда в налоговых спорах.

1. СОБЛЮДЕНИЯ ТРЕБОВАНИЙ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА КОНТРАГЕНТОМ.

1.1. Нормы налогового законодательства не ставят в зависимость достоверность данных налогового учета налогоплательщика от соблюдения налоговой дисциплины его контрагентами, если этот плательщик (покупатель) понес реальные расходы в связи с приобретением товаров (работ, услуг), предназначенных для использования в его хозяйственной деятельности. Нарушение определенными поставщиками товара (работ, услуг) в цепи поставок требований налогового законодательства или правил ведения хозяйственной деятельности не может быть основанием для вывода о нарушении покупателем товара (работ, услуг) требованиям закона по формированию расходов и налогового кредита, поэтому налогоплательщик (покупатель товаров (работ, услуг)) не должен подвергаться негативным последствиям, в частности в виде лишения права на формирование расходов и налогового кредита, за возможную неправомерную деятельности его контрагентов при условии, если судом не установлено фактов, свидетельствующих об осведомленности налогоплательщика о таком поведении контрагента и слаженности действий между ними (Постановление ВС от 12.06.2018 г.. по делу № 826/11879 / 13-а).

1.2. Налоговое законодательство не ставит в зависимость налоговый учет (состояние) определенного налогоплательщика от других лиц, в частности, от фактической уплаты контрагентом в цепи поставки налога в бюджет, а затем если последний не выполнил своего обязательства по уплате налога или минимизировал свои налоговые обязательства, то это влечет за собой ответственность и негативные последствия именно в отношении этого лица, однако указанное обстоятельство не является основанием для лишения налогоплательщика-покупателя права на получение налоговой выгоды в случае, если такой плательщик имеет все документальные подтверждения размера своего налогового кредита (Постановление ВС от 12.06.2018 г.. по делу № 802/1155 / 17-а).

1.3. Отчетность контрагентов в контролирующие органы, а также пребывание хозяйствующих субъектов по юридическому адресу не является критерием правового статуса налогоплательщика (истца) для получения налоговой преференции в форме налогового кредита (Постановление ВС от 12.06.2018 г.. по делу № 2а-1484 / 12/1370).

1.4. Нарушение налогоплательщиком — поставщиком налогового законодательства может быть основанием для лишения другого налогоплательщика — покупателя права на получение налоговой выгоды в виде налогового кредита только при установлении факта содействия последнего первому в уклонении от исполнения налоговой обязанности или факта их совместных действий по созданию схемы незаконной минимизации налоговых обязательств (Постановление ВС от 23.05.2018 г.. по делу № 2а-102/09/0770).

1.5. Невыполнение контрагентами своих налоговых обязанностей не могут быть безусловным свидетельством отсутствия деловой цели и/или осведомленность налогоплательщика с противоправным характером деятельности его контрагентов и соответственно недостоверности задекларированных данных налогового учета налогоплательщика (Постановление ВС от 08.05.2018 г.. По делу № 815 / 3526/17).

2. ВЗАИМООТНОШЕНИЯ КОНТРАГЕНТОВ С ДРУГИМИ ЛИЦАМИ И ЦЕПЬ ПРОИСХОЖДЕНИЯ.

2.1. Отсутствие достаточного количества трудовых ресурсов у контрагента, так же как и сертификатов качества на поставленный товар, а тем более взаимоотношения контрагента с другими субъектами хозяйствования, не говорит о нереальности хозяйственной операции при условии подтверждения ее соответствующими первичными документами бухгалтерского и налогового учета (Постановление ВС от 12.06.2018 г.. по делу № 802/1155 / 17-а).

2.2. Одно только нарушение поставщиком товара (работ, услуг) в цепи поставок требований налогового законодательства или правил ведения хозяйственной деятельности не может быть основанием для вывода о нарушении покупателем товара (работ, услуг) требований закона относительно формирования валовых расходов или налогового кредита, если в процессе не установлен факт осведомленности или содействие покупателем поставщику в уклонении от налогообложения (факта участия в незаконной налоговой минимизации). Если такой факт не установлен, налогоплательщик (покупатель товаров (работ, услуг)) не должен подвергаться негативным последствиям в виде лишения права на налоговый кредит и / или на валовые расходы по неправомерной деятельности его контрагентов (постановление ВС от 11.06.2018 г.. по делу № 826/4565/14).

2.3. Правоотношения контрагентов с третьими лицами в цепочках поставок, с которыми истец не вступал в хозяйственные отношения, сами по себе, при отсутствии других объективных и подтвержденных данных о нарушении истцом налогового законодательства, не могут быть самостоятельным и достаточным основанием для вывода о нереальности хозяйственных взаимоотношений (Постановление ВС от 23.05.2018 г.. по делу № 804/2551 / 13-а).

2.4. Нарушение определенными поставщиками товара (работ, услуг) в цепочке поставок требований налогового законодательства или правил ведения хозяйственной деятельности не может быть основанием для вывода о нарушении покупателем товара (работ, услуг) требованиям закона относительно формирования налогового кредита, поэтому налогоплательщик (покупатель товаров (работ , услуг)) не должен подвергаться негативным последствиям, в частности в виде лишения права на налоговый кредит, за возможную неправомерную деятельности его контрагента при условии, если судом установлены факты, которые свидетельствуют об осведомленности налогоплательщика о таком поведении контрагента и слаженности действий между ними (постановление ВС от 18.05.2018 г.. по делу № П / 811/1508/16).

2.5. Допущенные предыдущими поставщиками в цепочке поставки товара определенные нарушения налогового законодательства влекут негативные последствия именно для таких поставщиков и не влияют на право истца на отнесение в состав налогового кредита уплаченного налога на добавленную стоимость поставщикам товара и заявления к бюджетному возмещению отрицательного значения налога на добавленную стоимость (постановление ВС от 03.04.2018 г.. по делу № 2а-7462/10/2170).

2.6. Отсутствие товаров по цепочке поставки не является доказательством нереальности хозяйственных операций (постановление ВС от 07.03.2018 г.. по делу № 804/3420/16).

3. ОТСУТСТВИЕ ИЛИ НЕНАДЛЕЖАЩЕЕ ОФОРМЛЕНИЕ ДОКУМЕНТОВ.

3.1. Наличие или отсутствие отдельных документов, как и некоторые ошибки или неточности в их оформлении, не является основанием для выводов об отсутствии хозяйственной операции, если из других данных следует, что фактическое движение активов или изменения в собственном капитале или обязательствах налогоплательщика в связи с его хозяйственной деятельностью имели место (состоялись), а определенные недостатки в заполнении первичных документов носят оценочный характер (постановление ВС от 12.06.2018 г.. по делу № 826/11879 / 13-а).

3.2. Наличие или отсутствие отдельных документов, а также недостатки в их оформлении не могут быть основанием для вывода об отсутствии хозяйственных операций и отказа в формировании налогового кредита, если с других данных усматриваются изменения в структуре активов и обязательств, собственном капитале плательщика в связи с его хозяйственной деятельностью (постановление ВС от 12.06.2018 г.. по делу № 825/3419/14).

3.3. Содержание хозяйственной операции может устанавливаться с учетом содержания гражданско-правовых или хозяйственно-правовых обязательств сторон, но не исчерпывается последним, поскольку хозяйственная операция может иметь место даже при отсутствии гражданско-правовых или хозяйственно-правовых отношений между налогоплательщиками. В целях налогового учета хозяйственные операции могут оформляться любыми первичными документами, содержание которых соответствует этим требованиям налогового законодательства, и составления которых соответствует законодательно установленным требованиям по оформлению такой операции или обычной практике. Условием документального подтверждения операции является возможность на основании имеющихся документов сделать вывод о том, что расходы фактически понесенные (постановление ВС от 30.03.2018 г.. по делу № 821/2106 / 13-а).

4. ТОВАРНО-ТРАНСПОРТНЫЕ НАКЛАДНЫЕ.

4.1. Наличие транспортных документов на перевозку товарно-материальных ценностей по результатам формирования базы обложения налогом на прибыль и на добавленную стоимость не являются определяющими при налогообложении операций по договору поставки, они являются обязательными при налогообложении операций по договорам именно перевозки. Кроме того, товарно-транспортные накладные является доказательством факта перевозки (перемещения) товара, зато факт передачи товара и, соответственно, приобретения права собственности на него должно подтверждаться расходной накладной (Постановление ВС от 12.06.2018 г.. По делу № 826/11879/13-а).

4.2. Нельзя считать обоснованным вывод о неподтверждении факта поставки в связи с отсутствием товарно-транспортных накладных или ненадлежащим их оформлением, так как при наличии других надлежащих доказательств товарности, непредоставление указанных документов не лишает плательщика права на формирование налогового кредита. Действующим законодательством Украины предусмотрена обязательность товарно-транспортной накладной только в случае предоставления услуг по перевозке (Постановление ВС от 16.05.2018 г.. По делу № 2а-0870/12052/11).

4.3. Товарно-транспортные накладные не всегда составляются при наличии операций по перевозке. Отсутствие товарно-транспортных накладных объясняется фактом перевозкой товаров собственными силами. В данной ситуации отсутствие товарно-транспортной накладной является законным явлением. (Постановление ВС от 05.06.2018 г.. По делу № 2а-10089/11/1370).

4.4. Товарно-транспортная накладная не является документом, подтверждающим факт приобретения или продажи товарно-материальных ценностей, наличие или отсутствие товарно-транспортных накладных и недостатки в их оформлении не является основанием для выводов о бестоварности хозяйственной операции, если из других данных видно фактическое движение активов или изменения в обязательствах налогоплательщика. (Постановление ВС от 17.04.2018 г.. По делу № 816/1587/17).

5. ДОВЕРЕННОСТИ НА ПОЛУЧЕНИЕ ТОВАРА.

Отсутствие доверенностей на получение товаров не является подтверждением бестоварности хозяйственных операций, поскольку наличие таких доверенностей не предусмотрено положениями действующего законодательства (Постановление ВС от 15.05.2018 г.. По делу № 815/423/17).

6. НАЛОГОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ КАК НЕНАДЛЕЖАЩЕЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВО

6.1. Ссылка контролирующего органа на наличие акта о невозможности проведения встречной сверки контрагента по цепочке поставки, а также на налоговую информацию, имеющаяся в информационно-аналитических базах относительно контрагентов истца по цепочкам поставок, в качестве критериев оценки реальности хозяйственных операций, являются безосновательными поскольку при составлении акта о невозможности проведения сверки любые первичные документы налогоплательщика не использовались и не анализировались, а следовательно оформления указанного акта с отображением в нем отдельных сведений, не соответствующих критерию юридической значимости, как не соответствующему такому критерию и информация по информационно-аналитическим базам контролирующих органов, поскольку такая также не основывается на непосредственном анализе первичных документов, а следовательно не является надлежащим доказательством в понимании процессуального закона (Постановление ВС от 12.06.2018 г.. по делу № 826/16272 / 13-а).

6.2. Такая информация не основывается на непосредственном анализе первичных документов и не является надлежащей доказательству в понимании процессуального закона (Постановление ВС от 27.03.2018 г.. По делу № 816/809/17).

6.3. Любое автоматизированное сопоставление, или данные полученные из автоматизированных систем контролирующего органа не являются надлежащими доказательствами в понимании процессуального закона, поскольку, автоматизированное сопоставление, в частности задекларированных налоговых обязательств и налогового кредита, не отнесены к средствам проверки правильности и полноты определения таких налоговых обязательств, а потому полученные таким образом доказательства не могут признаваться надлежащими (Постановление ВС от 27.02.2018 г.. по делу № 811/2154 / 13-а).

6.4. Действия контролирующего органа о внесении в электронную базу данных информации, полученной в результате осуществления мероприятий налогового контроля, является только служебной деятельностью работников налогового органа на выполнение своих профессиональных обязанностей по сбору доказательной информации о наличии или отсутствии документального подтверждения данных налогового учета налогоплательщиков, не создают для налогоплательщика самостоятельного юридического последствия. Информация, полученная налоговым органом по результатам налогового контроля, используется для информационно-аналитического обеспечения деятельности контролирующего органа. Это в равной степени касается и действий налогового органа о внесении такой информации существующих информационных систем (Постановление ВС от 23.05.2018 г.. По делу № 804/853/14).

7. ВСТРЕЧНАЯ СВЕРКА.

7.1. Акт о невозможности проведения встречной сверки субъекта хозяйствования, является отражением действий работников контролирующих органов, не порождает правовых последствий для налогоплательщика и, соответственно, не нарушает его прав. Внесеная в информационную систему, на основании такого акта, информация используется органами доходов и сборов для информационно-аналитического обеспечения деятельности и не вызывает для налогоплательщика изменений в структуре налоговых обязательств и налогового кредита (Постановление ВС от 13.02.2018 г.. По делу № 804 / 5864/14).

7.2. Факт невозможности проведения сверки по своей правовой нагрузке доказывает исключительно невозможность ее проведения, и сам по себе никак не может доказать наличие или отсутствие реального проведения хозяйственных операций. Акт о невозможности проведения сверки, проверки доказывает исключительно факт невозможности проведения, совершение соответствующих деяний и не является доказательством налогового правонарушения по формированию налогового кредита или расходов (Постановление ВС от 05.06.2018 г.. По делу № 820/2706/14).

7.3. Акт о невозможности проведения встречной сверки предприятия, является отражением действий работников налоговых органов, полномочия на осуществление которых прямо предусмотрено законодательством. Действия по проведению встречной сверки и по составлению акта по их результатам не соответствуют критерию юридической значимости, не создают для плательщика никаких правовых последствий в виде возникновения, изменения или прекращения его прав и не порождают для него каких-либо обязанностей, поскольку информация, указанная в таком акте, используется налоговыми органами для информационно-аналитического обеспечения их деятельности и не вызывает для налогоплательщика изменений в структуре налоговых обязательств и налогового кредита (Постановление ВС от 25.04.2018 г.. По делу № 804/3315/15).

7.4. Проведение встречной сверки может рассматриваться как юридический факт, который влияет на законные интересы налогоплательщика только в случае когда данные, полученные по результатам проведения встречных сверок, могут быть использованы контролирующим органом как информация о возможных нарушениях налогоплательщиком требований налогового законодательства. Соответствующая обстоятельство, в свою очередь, согласно п. П. 78.1.1 п. 78.1 ст. 78 Налогового кодекса Украины является основанием для назначения налоговой проверки (Постановление ВС от 16.05.2018 г.. По делу № 826/4177/15).

8. АКТ ПРОВЕРКИ КАК НЕНАДЛЕЖАЩЕЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВО.

8.1. Выводы основываются только на данных актов проверок по спорным контрагентам, а также их контрагентов по цепочке поставки, а не на анализе сути и последствий хозяйственных операций, которые имели место в проверяемом периоде, в свою очередь, не является безусловным основанием для выводов об отсутствии фактического выполнения спорных договоров при условии наличия первичных документов, опровергающих такие доводы (Постановление ВС от 21.03.2018 г.. по делу № 816/338/14).

8.2. Результаты налогового контроля контрагентов истца не является безусловным основанием для выводов об отсутствии фактического выполнения спорных операций при наличии первичных документов, опровергающих такие доводы (Постановление ВС от 21.03.2018 г.. По делу № 813/59 / 13-а).

8.3. Ни акт проверки, ни действия должностных лиц по включению в такой акт определенных выводов не порождают правовых последствий для налогоплательщика, то есть не меняют состояния его субъективных прав и не создают никаких дополнительных обязанностей налогоплательщика, то есть не нарушают права налогоплательщика . Выводы же должностных лиц, указанные в акте проверки, является лишь мнением этих лиц к поведению налогоплательщика (Постановление от 16.05.2018 г.. По делу № 826/15718/14).

9. ОТСУТСТВИЕ КОНТРАГЕНТОВ ПО ЗАРЕГИСТРИРОВАННОМУ АДРЕСУ

«… Позиция ответчика по нереальности спорных хозяйственных операций приходится информации, полученной по результатам проведения встречных проверок контрагентов о неустановления их местонахождение, наличием значительного количества накладных, размером до 10000, выписанных контрагентами, неподтверждением операций контрагентов по цепочке поставки, наличием разногласий, выявленных системой автоматизированного сопоставления налоговых обязательств и налогового кредита в разрезе контрагентов, «рисковостью» контрагентов … Суд апелляционной инстанции при принятии решения основывался на том, что доводы налогового органа, которым приходится нереальность хозяйственных операций, сводятся исключительно к анализу налоговой информации по контрагентам налогоплательщика … Верховный Суд считает, что суд апелляционной инстанции обоснованно исходил из правомерности действий налогоплательщика и отмечал, что договоры, на основании которых возникли хозяйственные операции ничтожными в судебном порядке не признавались, любых преступных действий субъектов хозяйствования не установлено, ре льнисть хозяйственных операций подтверждена надлежащими и допустимыми первичными документами налогового и бухгалтерского учета … »(Постановление ВС от 05.06.2018 г.. по делу № 815/57/14).

10. ОСНОВНЫЕ ФОНДЫ И ТРУДОВЫЕ РЕСУРСЫ КОНТРАГЕНТОВ.

10.1. Нормы налогового законодательства не определяют определенный объем материальных и / или трудовых ресурсов у налогоплательщика при осуществлении хозяйственной деятельности как критерий правового статуса налогоплательщика на получение налоговой преференции в форме налогового кредита умысла налогоплательщика получить определенный результат от осуществления хозяйственной операции (предпринимательской деятельности) ( Постановление ВС от 08.05.2018 г.. по делу № 815/3526/17).

10.2. Отсутствие у спорных контрагентов материальных и трудовых ресурсов не исключает возможности реального выполнения им хозяйственной операции и не говорит о получении необоснованной налоговой выгоды покупателем, поскольку привлечение работников возможно по договорам гражданско-правового характера, аутсорсинга и аутстаффинга (аренда персонала). Основные и транспортные средства могут находиться в поставщика на праве аренды или лизинга (Постановление ВС от 08.05.2018 г.. По делу № 814/937/15).

11. ПРИЗНАКИ НЕОБОСНОВАННОСТИ НАЛОГОВОЙ ВЫГОДЫ.

О необоснованности налоговой выгоды могут также свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа, в частности о наличии следующих обстоятельств:

  • невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или услуг, неосуществление лицом, которое значится производителем товара, предпринимательской деятельности;
  • отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей предпринимательской, экономической деятельности в связи с отсутствием управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;
  • учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для такого вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций;
  • осуществление операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах учета;
  • отсутствие первичных документов учета (Постановление ВС от 18.04.2018 г.. По делу № 820/13301/14).

12. ЗАПРОС О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ИНФОРМАЦИИ.

12.1. Запрос контролирующего органа о предоставлении информации налогоплательщиком должен содержать конкретные основания, то есть, четко очерченные обстоятельства, свидетельствующие о нарушении налогоплательщиком налогового законодательства. Без уведомления указанных фактов налогоплательщик не имеет объективной возможности предоставить какие-либо объяснения и их документальное подтверждение (Постановление ВС от 20.03.2018 г.. По делу № 815/6267/15).

12.2. В случае, если запрос составлен с нарушением требований, изложенных в абзацах 1 и 2 п. 73.3 ст. 73 Налогового кодекса Украины, налогоплательщик освобождается от обязанности предоставлять ответ на такой запрос (Постановление ВС от 22.05.2018 г.. По делу № 820/4605/17).

13. УГОЛОВНОЕ ПРОИЗВОДСТВО И ПРИГОВОР.

13.1. Материалы документальной внеплановой проверки, проведенной на основании постановления следователя, могут быть основанием для принятия налогового уведомления-решения только после вынесения судом обвинительного приговора, вступившего в законную силу, или вынесения решения о закрытии уголовного дела по нереабилитирующим основаниям (Постановление ВС от 12.06.2018 г. . по делу № 2а-4511/12/1470).

13.2. Приговор суда в уголовном производстве или постановление суда по делу об административном проступке, вступившие в законную силу, являются обязательными для административного суда, рассматривающего дело о правовых последствиях действий или бездействия лица, в отношении которого вынесен приговор или постановление суда, только в вопросах, имело ли место деяние и совершено ли оно этим лицом (Постановление ВС от 12.06.2018 г.. по делу № 2а-1484/12/1370).

13.3. Фиктивным предпринимательством является создание или приобретение субъектов предпринимательской деятельности (юридических лиц) с целью прикрытия незаконной деятельности или осуществления видов деятельности, в отношении которых имеется запрет. По смыслу этой нормы преступная деятельность лица, совершившего фиктивное предпринимательство, не ограничивается операциями с отдельными субъектами хозяйствования, а охватывает всю деятельность и свидетельствует об использовании фиктивного предприятия (исключительно с целью осуществления преступной деятельности) (Постановление ВС от 06.06.2018 г.. по делу № 2а / 0370/1936/12).

13.4. Сам по себе факт возбуждения уголовного дела в отношении должностных лиц контрагента истца не может служить надлежащим доказательством фиктивности рассматриваемых хозяйственных операций и не влечет за собой правовых последствий для истца (Постановление ВС от 05.06.2018 г.. По делу № 809/1139/17).

13.5. Налоговые накладные выписаны от имени предприятия и от лица, которая, во-первых, отрицает свое участие в создании и деятельности этого предприятия, во-вторых, не было возможности их подписать в силу, установленных приговором обстоятельств, не могут считаться надлежаще оформленными и подписанными полномочными лицами, в соответствии удостоверять факт приобретения товаров / работ / услуг (Постановление ВС от 06.06.2018 г.. по делу № 826/19939/16).

13.6. Факт возбуждения уголовного дела и получения показаний (объяснений) должностных лиц хозяйствующих субъектов, в рамках такого уголовного дела, не является безоговорочным фактом, подтверждающим отсутствие реальных правовых последствий всех хозяйственных операций (Постановление ВС от 27.03.2018 г.. По делу № 816 / 809/17).

13.7. Во время проведения хозяйственных операций налогоплательщик может быть и неосведомленным относительно истинного положения правосубъектности своих контрагентов и реально получить от них товары (работы или услуги), несмотря на то, что контрагенты возможно и намерены о нарушении налогового законодательства (Постановление ВС от 27.03 .2018 г. по делу № 816/809/17).

13.8. Факт наличия приговора, вынесенного на основании соглашения в уголовном производстве, не дает оснований для автоматического заключения о нереальности хозяйственных операций, в результате чего есть насущная необходимость проверять доказанности каждого налогового правонарушения и осуществлять комплексное исследование всех составляющих хозяйственных операций, с учетом обстоятельств, установленных приговором, который вступившим в законную силу (Постановление ВС от 05.06.2018 г.. по делу № 2а-1570/6063/12).

13.9. Отсутствие в приговоре конкретных обстоятельств хозяйственных операций, периодов их осуществления, данных должностных лиц, подписывали первичные документы опровергает доводы, что этот приговор является надлежащим доказательством нереальности хозяйственных операций общества с его контрагентами и беспрекословно свидетельствует о наличии налогового правонарушения налогоплательщиком при формировании налогового кредита (Постановление ВС от 05.06.2018 г.. по делу № 805/649 / пятнадцатый).

13.10. Наличие уголовного производства, находящегося у правоохранительных органов, осуществляющих его расследование по факту фиктивного предприятия может иметь юридически правовое значение, но не исключительно, в случае наличия приговора суда в уголовном производстве, определения о прекращении уголовного производства и освобождения лица от уголовной ответственности или постановления суда по делу об административном правонарушении, вступившие в законную силу, как такие, которые являются обязательными для административного суда, рассматривающего дело о правовых на следом действий или бездействия лица, в отношении которого вынесен приговор, определение или постановление суда, только в вопросе, имели ли место эти действия (бездействие) и совершены ли они данным лицом. Отсутствие в материалах дела таких судебных решений делает невозможным принятие доводов заявителя о непредоставлении судами надлежащей оценки наличия уголовного расследования (Постановление ВС от 15.05.2018 г.. По делу № 822/2348/16).

13.11. Обвинение лица, подписывающего первичные документы от имени предприятия контрагента, в совершении преступлений, связанных с фиктивностью предприятия, даже при условии применения к такому лицу амнистии (освобождение от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям) исключает принадлежность таких документов установленным требованиям законодательства и делает невозможным принятие их к налоговому учету (Постановление от 23.01.2018 г.. по делу № 2а-1870/5800/12).

14. Отмена приказа о проведении проверки.

14.1. Проведение документальной внеплановой невыездной проверки не исключает необходимости соблюдения общих требований к наличию оснований и порядка проведения документальных внеплановых проверок, в частности, право на проведение документальной внеплановой невыездной проверки налогоплательщика предоставляется лишь в случае, когда последнем до начала проведения указанной проверки было направлено заказным письмом с уведомлением о вручении или вручено под расписку копию приказа о проведении указанной проверки (Постановление ВС от 19.0 6.2018 г. по делу № 820/17270/14).

14.2. Выявлены факты, свидетельствующие о возможных нарушениях налогоплательщиком налогового, валютного и другого законодательства, могут быть основанием для проведения проверки только в случае направления в адрес плательщика (вручения плательщику) обязательного письменного запроса с предложением предоставить объяснения и их документальные подтверждения для устранения сомнений контролирующего органа, в котором указываются возможные нарушения этим налогоплательщиком налогового, валютного и другого законодательства (Постановление ВС от 12.06.2018 г.. по делу № 815/2596/17).

14.3. Обязательным условием осуществления документальной внеплановой выездной проверки является направление налогоплательщику запроса о предоставлении объяснений и их документального подтверждения (Постановление от 05.06.2018 г.. По делу № 820/5076/17).

14.4. Письменный запрос содержал указание на фактическую и правовую основания его направления (подпункт 78.1.1 пункта 78.1 статьи 78 Налогового кодекса Украины), в частности получения налоговой информации от других контролирующих органов, что свидетельствует о нарушении налогоплательщиком валютного, налогового и другого законодательства, указано о обстоятельства, установленные по результату деятельности информационных систем автоматизированного мониторинга, а также описание запрашиваемой, и ориентировочный перечень документов, ее подтверждающих, однако истец, вопреки требований статьи 73 Налогового кодекса Украины, отказался предоставить какие-либо объяснения и их документальное подтверждение (Постановление от 05.06.2018 г.. по делу № 820/5076/17).

14.5. Получения налоговым органом ответы налогоплательщика на запрос не исключает возможности назначения внеплановой проверки в случае недостаточности предоставленных сведений или в случае если предоставленная информация не опровергает выявлены факты, свидетельствующие о возможных нарушениях налогоплательщиком налогового законодательства, и требует дальнейшей проверки (Постановление ВС от 25.05. 2018 по делу № 820/11536/14).

14.6. Предоставляет возможность проведения внеплановой проверки также в случае получения налоговой информации, свидетельствующей о нарушении требований налогового законодательства, причем Суд отмечает, что содержательная конструкция этой нормы обусловливает наличие информации, как таковая, допускающий нарушения, но не обязательно. Вследствие получения такой информации, возникает обоснованная и законодательно установлена необходимость для контролирующего органа по осуществлению надлежащего налогового контроля. Надлежащей форме реализации такой обязанности, является направление письменного запроса к налогоплательщику с указанием в запросе о существующих нарушениях со стороны такого плательщика и необходимость предоставления им объяснений и документов. Целью запроса является подтверждение или опровержение той информации, которая у налогового органа, причем достоверность такой информации о нарушении может быть как категорична, так и условна. Установления нарушения и формирования выводов об этом возможно лишь после получения запрашиваемой контролирующим органом информации. Поэтому наводнения в запросе со ссылкой на информацию, как возможного нарушения, а не категорического вывода о нарушениях со стороны налогоплательщика, предусматривает наличие информации, которая требует дополнительной проверки, возможно реализовать путем осуществления запроса и проведенного анализа после ее получения (Постановление ВС от 22.05 .2018 г. по делу № 820/4605/17).

14.7. Налогоплательщик, который считает нарушенным порядок и основания назначения налоговой проверки, в частности фактической, к нему, должен защищать свои права путем недопуска должностных лиц контролирующего органа к такой проверке. Если же допуск к налоговой проверке состоялся, в дальнейшем предметом рассмотрения в суде должен быть только суть выявленных нарушений налогового и другого законодательства, контроль за соблюдением которого возложен на контролирующие органы. Иски налогоплательщиков, направленные на обжалование решений (в том числе приказов о назначении проверки), действий или бездействия контролирующих органов по назначению и / или проведения проверок могут быть удовлетворены только в том случае, если к моменту вынесения судебного решения не произошло допуска должностных лиц контролирующего органа в спорной проверки. В противном случае в удовлетворении соответствующих исков должно быть отказано, поскольку правовые последствия обжалуемых действий при таких обстоятельствах является исчерпанными, а следовательно, удовлетворение иска не может привести к восстановлению нарушенных прав налогоплательщиков, поскольку после проведения проверки права налогоплательщика нарушают лишь последствия проведения соответствующей проверки (Постановление ВС от 10.05.2018 г.. по делу № 806/2127/16).

14.8. С приказом о проверке, сведениями о дате ее начала и место проведения плательщик не был ознакомлен в установленный законом способ до ее начала. По общему смыслу термин «сообщение» включает в себя не только направление сведений, с которыми плательщик должен быть образованным, но и получения им указанных сведений (Постановление ВС от 05.05.2018 г.. По делу № 810/3188/17).

14.9. Приказ контролирующего органа о проведении проверки должно содержать в себе в качестве основания ее проведения ссылки на неполучение объяснений от налогоплательщика и их документальных подтверждений на обязательный письменный запрос контролирующего органа о выявленных обстоятельств, определенных таким запросом. Ссылка в спорном приказе на докладную записку заместителя начальника управления Офиса, которая по своей сути является документом внутреннего использования и обычно имеет целью побуждения руководителя к принятию конкретного решения, свидетельствует о необоснованности и беспочвенности приказа налогового органа (Постановление ВС от 27.03.2018 г.. В делу № 813/2162/17).

14.10. В указанном запросе указано, что выявлены факты, свидетельствующие о недостоверности определения обществом данных налоговых обязательств по взаимоотношениям с контрагентами, содержащиеся в налоговых декларациях по налогу на добавленную стоимость. Об указанном указывают результаты анализа показателей, содержащихся в налоговых декларациях по налогу на добавленную стоимость, представленных налогоплательщиком за соответствующие периоды, и данных Единого реестра налоговых накладных, информация о фактической площади собственных и арендованных земельных участков, численности работников, данные статической отчетности. Так, согласно указанной налоговой информации ответчиком установлено документальное оформление хозяйственных операций по реализации обществом сельскохозяйственной продукции покупателям при отсутствии факта их реального осуществления, поскольку установлено отсутствие реального (законного) источника введения в оборот при первичной продаже идентифицированного продукта (отсутствует действительное формирования этого актива ). Запрос ОГНИ составлен в соответствии с предписаниями пункта 73.3 статьи 73 НК Украины и содержит основания для его направления. В нем указано, в каких налоговых декларациях и за какой период выявлена недостоверность данных и в чем это заключается, перечень конкретных нарушений формирования налогового кредита, допущенных обществом при осуществлении хозяйственных отношений с контрагентам, а также обстоятельства, свидетельствующие о наличии у ответчика сомнений о реальности хозяйственных операций общества с указанным контрагентом. Указанное, в свою очередь, свидетельствует об обязанности истца предоставить объяснения и их документальные подтверждения на полученный от ответчика запрос. При таких обстоятельствах, учитывая отказ общества предоставить объяснения и их документальные подтверждения, коллегия судей считает обоснованным вывод судов предыдущих инстанций о наличии основания, определенной пп. 78.1.4 п. 78.1 ст. 78 НК Украины, для назначения документальной внеплановой выездной проверки общества и правомерность принятия обжалуемого приказа (Постановление ВС от 24.04.2018 г.. По делу № 804/2612/16).

14.11. Как усматривается из содержания вышеупомянутых запросов, основанием для их направления стало получение ответчиком налоговой информации по поставщикам истца июля 2014 и августе 2014, которая свидетельствует о возможном нарушении требований налогового законодательства или другого законодательства Украины, контроль за соблюдением которого возложен на контролирующие органы. Коллегия судей не соглашается с выводом судов предыдущих инстанций о соответствии таких запросов требованиям п. 73.3 ст. 73 НК Украины, поскольку в запросах не указаны конкретных оснований для получения налоговым органом информации в контексте происхождения и содержания налоговой информации, на основании которой налоговый орган пришел к выводу о возможных нарушениях требований налогового законодательства, не указано, по результатам анализа какой именно информации и в какой способ полученные сведения о возможных нарушениях требований налогового законодательства, и вообще не приведено, какие конкретные факты свидетельствуют о нарушении налогового законодательства. При таких обстоятельствах, суд кассационной инстанции пришел к выводу, что истец был освобожден от обязанности предоставлять объяснения и документы на запросы ОГНИ, поэтому у ответчика отсутствовали законодательно определены основания для назначения документальной внеплановой проверки в соответствии с пп. 78.1.1 п. 78.1 ст. 78 НК Украины (Постановление ВС от 27.02.2018 г.. По делу № 820/19845/14).

15. ОСМОТРИТЕЛЬНОСТЬ.

Налогоплательщик при выборе контрагента и заключении с ним договоров должен руководствоваться и должной осмотрительностью, поскольку от этого зависит дальнейшее фактическое выполнение таких договоров, получение прибыли и права на получение определенных преференций, в том числе возмещение уплаченного НДС в составе цены приобретенного товара. Кроме того, проявление такой осмотрительности и осторожности при выборе поставщика услуг совершение каких — либо действий на предмет проверки налоговой «добропорядочности» контрагента, в частности по доступным электронными базами данных на сайте контролирующего органа (база плательщиков НДС, база аннулированных свидетельств плательщиков НДС, база недобросовестных плательщиков НДС, база мест массовой регистрации налогоплательщиков, получение заверенных копий уставных и регистрационных документов, копий паспорта лица, которое будет подписывать договор, справку о количестве сотруд ников контрагента и т.д.) в дальнейшем будут свидетельствовать в пользу вывода, что налогоплательщиком приняты надлежащие и достаточные действия по его осведомленности на предмет налоговой «надежности» такого контрагента и указывать на правомерность формирования налогового учета по хозяйственным операциям с таким контрагентом (Постановление ВС от 27.03. 2018 по делу № 826/1588 / тринадцатый).

16. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ В СФЕРЕ ТРАНСФЕРТНОГО ЦЕНООБРАЗОВАНИЯ.

Возможность представления уточняющего отчета предусмотрена законодательством с 1 января 2017, в редакции этой нормы в 1 января 2017 такой возможности не предусматривалось, равно как и не был урегулирован вопрос предоставления нового отчета, не определялись сроки их представления, в том числе за 2015 год. Ответственность применена налоговым органом на основании положений пункта 120.3 статьи 120 Налогового кодекса Украины. Отсутствие в 2016 году нормы, которая бы определяла обязанность представления уточняющего отчета налогоплательщиком, сроков его представления, ответственность за невыполнение такой обязанности, делает невозможным применение налоговым органом штрафных (финансовых) санкций и свидетельствует о безосновательности и противоправность спорного налогового уведомления-решения (Постановление ВС от 25.05.2018 г.. по делу № 804/5049/17).


Консультация юриста

Выберите удобное время и мы вам перезвоним

Заказать звонок
Практические юридические советы для бизнеса!
Нужна консультация юриста?
Оставьте свои контакты и наш специалист обязательно свяжется с Вами!




Нажимая на кнопку вы соглашаетесь на обработку ваших персональных данных