Запорожье+38 (061) 228-41-81
МЕНЮ

ДИСКРЕЦИЯ И СПОСОБ ЗАЩИТЫ

«ПРОИЗВОЛ В ЗАКОНЕ» СУБЪЕКТА ВЛАСТНЫХ ПОЛНОМОЧИЙ И МОЖНО ЛИ ОТ НЕГО ЗАЩИТИТЬСЯ?

При обращении в административный суд за защитой нарушенных прав от юриста требуется не только полнота формирования доказательственной базы, мотивировка собственной правовой позиции относительно выявленных нарушениях, но, что немаловажно, избрание правильного способа защиты.

В случаях, когда для принятия определенного индивидуального решения субъектом обращения, по его мнению, были совершены все необходимые действия, однако субъектом властных полномочий (СВП) принимается решение не в пользу заинтересованного лица, наиболее приемлемым представляется избрание такого способа защиты как обязывание совершить определенные действия.

Однако, такой способ защиты как обязывание совершить определенные действия не всегда считается надлежащим даже при условии, что все действия, которые требуются законом от субъекта обращения, были совершены правильно. В данном случае идет речь о проблеме понимания понятия «дискреционных полномочий» СВП и возможности вмешательства в такие полномочия судебным органом в системе разделения на ветви власти и механизма «сдержек и противовесов», которая берет свое начало с момента создания в Украине административных судов.

К ПРЕДМЕТУ ДОКАЗЫВАНИЯ

Практикующие юристы сферы судебного представительства знают, что достаточно распространенным возражением СВП против какого-либо искового требования, которое содержит формулировку «обязать совершить определенные действия, а именно…» является указание СВП на наличие дискреционных полномочий и невозможность вмешательства в такие полномочия со стороны суда.

При этом, вследствие низкой правовой культуры государственных служащих, а достаточно часто и отсутствия юридического образования у представителей власти, которые по характеру своей деятельности и полномочий занимаются разрешением правовых вопросов, последние под дискреционными полномочиями ошибочно понимают вообще любые полномочия, в пределах которых можно принять либо не принять определенное решение. К сожалению, иногда с такой позицией соглашаются суды.

Действующий Кодекс административного судопроизводства Украины (КАСУ), не смотря на установленное в ч. 1 ст. 2 задание – эффективная защита прав, свобод и интересов физических лиц, прав и интересов юридических лиц от нарушений со стороны СВП, — все-таки содержит ограничения в аспекте вопроса дискреции и способа защиты.

Так, в случае удовлетворения иска суд может принять решение о признании бездеятельности СВП противоправной и обязать совершить определенные действия (п. 4 ч. 2 ст. 245 КАСУ). В таком случае предусмотрены 2 формы такого решения (ч. 4 ст. 245 КАСУ):

  • если у СВП в пределах определенного вопроса отсутствуют дискреционные полномочия суд может удовлетворить требования истца при условии выполнения последним всех нормативных требований;
  • если у СВП в пределах определенного вопроса существуют дискреционные полномочия суд может удовлетворить иск и обязать СВП разрешить вопрос истца с учетом оценки суда относительно правового спора.

 

Таким образом, в данной категории судебных дел к предмету доказывания относится обстоятельство об отнесении полномочия относительно обжалуемого решения/действия/бездействия к дискреционному.

ОБЯЗАТЬ СОВЕРШИТЬ ОПРЕДЕЛЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ

Не так давно, Верховным Судом было опубликовано «Научное заключение относительно пределов дискреционного полномочия субъекта властных полномочий и судебного контроля за его реализацией». Указанный документ можно считать ориентиром в вопросе отнесения тех или иных полномочий к дискреционным, поскольку в таковом систематизировано большинство доктринальных взглядов научных деятелей относительно проблематики дискреционных полномочий и избрания способов защиты. Указанное заключение содержит такие обобщения:

  • дискреционные полномочия состоят в возможности без действовать либо действовать (принимать решение) в определенных законодательно установленных вариантах без согласования соответственного действия с кем-либо;
  • законодатель для обозначения дискреционных полномочий использует термины «имеет право», «обеспечивает», «по собственной инициативе», «на свое усмотрение» и т.д. При этом, использование таковых терминов не свидетельствует о наличии дискреции, а требует дальнейшего анализа нормативно-правового акта;
  • реализация дискреционного полномочия должна согласовываться с конституционными принципами, принципами реализации полномочий, судебной практикой, процедурными требованиями.

 

ВЕРХОВНЫМ СУДОМ В ВОПРОСЕ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ДИСКРЕЦИОННЫХ ПОЛНОМОЧИЙ ВНЕСЕНА ЯСНОСТЬ И ФАКТИЧЕСКИ ПОСТАВЛЕНА ТОЧКА.

Вместе с этим, появляется вопрос: может ли суд, который должен защитить права и интересы истца, то есть совершить такие активные действия, которые приведут к окончательному разрешению правового конфликта между истцом и ответчиком (СВП) и предупредит возможные правовые споры по одному и тому же предмету, но по другим основаниям, с учетом описанных ограничений принять соответствующее решение, то есть обязать совершить определенные действия?

При условии, что полномочия являются дискреционными – нет. В данном случае единственное, на что у суда существуют полномочия – это обязать СВП повторно рассмотреть вопрос субъекта обращения с учетом оглашенной судом правовой оценки ситуации.

Что это значит? Формально это значит, что СВП, которому судебным решением указано на недостатки в принятии определенного решения либо совершении действия/бездействия должен осознать допущенные ошибки и принять решение в пользу субъекта обращения. Однако, на практике это воспринимается представителями власти как решение, которое можно не исполнять, поскольку какой-либо конкретной обязанности, кроме абстрактного учета правовой оценки ситуации, судебным решением не устанавливается: достаточно часто это приводит к повторному принятию решения, совершении действия/бездействия, которые не устраивают субъекта обращения и, как следствие, к повторному обращению в суд за защитой.

При этом, количество таких повторных обращений в суд является неограниченным, а инициировать успешное привлечение к юридической ответственности должностных лиц СВП за невыполнение судебного решения в современных условиях является, как правило, фактически невозможным, поскольку субъект обращения не имеет в своем распоряжении столько времени, которое требуется для юридического сопровождения процедур привлечения к ответственности.

ЧТО ГОВОРИТ ЕВРО СУД?

В результате, на стыке пребывают две важные правовые проблемы: проблема возможности вмешательства суда в деятельность иных органов власти и проблема соблюдения в государстве принципа верховенства права.

Согласовывается ли это с практикой Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ)? Формально – да, однако с учетом качества национального законодательства и качества исполнения судебных решений со стороны СВП – нет.

ЕСПЧ в своих решениях указывал, что основания, установленные законодательством, для реализации дискреционных полномочий могут создавать юридическую неопределенность, а последняя, как известно, приводит к грубым нарушениям принципа верховенства права. В связи с этим, национальным законодательством должны устанавливаться четкие пределы и порядок реализации дискреционных полномочий (решение по делу «Доменичини против Италии» от 15.11.1996 г.). При условии, что законодательство не содержит конкретных пределов и порядка реализации дискреционных полномочий, это не может быть основанием для отказа лицу в применении эффективного способа защиты – в данном случае говорится о применении принципа верховенства права.

Эффективный способ защиты должен быть независимым от какого-либо совершенного по своему усмотрению СВП действия, быть непосредственно доступным для тех, кого он касается (решение по делу «Гурепка против Украины» от 06.09.2005 г.) и такой способ защиты должен существовать независимо от формы его выражения в правовой системе той или иной страны (решение по делу «Чахал против Объединенного Королевства» от 15.11.1996 г.). Эффективный способ защиты должен предотвращать возникновение либо продолжение нарушения либо предоставлять надлежащее возмещение нарушению, которое имело место (решение по делу «Кудла против Польши» от 26.10.2000 г.).

Представительство в подобных делах требует способствования формированию судом активной позиции в вопросе защиты прав и соблюдения принципа верховенства права, поскольку, как показывает практика, доктринальные «отписки» отдельных судей о невозможности вмешательства в дискреционные полномочия приводят исключительно к негативным последствиям для субъекта обращения.

ТАКИМ ОБРАЗОМ, ВОЗМОЖНОСТЬ ЭФФЕКТИВНОЙ СУДЕБНОЙ ЗАЩИТЫ СУЩЕСТВУЕТ, ОДНАКО ОНА ЗАВИСИТ НЕ ТОЛЬКО ОТ ФОРМАЛЬНОЙ КОНСТАТАЦИИ НАРУШЕНИЯ НОРМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА.

Важным заданием в данном случае является способствование формированию у суда убеждения об отсутствии дискреционных полномочий или, при условии их существования, необходимости применения норм Конституции Украины как норм прямого действия, а именно принципа верховенства права, что приведет к реальному соблюдению прав субъекта обращения и предотвратит бесчисленное количество судебных дел, которые могут существовать в будущем.

Share on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on LinkedIn